70b9f162     

Сертаков Виталий - Пастухи Вечности 2



ВИТАЛИЙ СЕРТАКОВ
ПЛЕННИКИ ПОГРАНИЧЬЯ
(ПАСТУХИ ВЕЧНОСТИ – 2)
Валентин Лунин — тот, кто может дать новую жизнь древним биомашинам Атласа. Но его сестра Анка способна на большее. Она — Навигатор.

Та, кто может увести биокорабли атлантов в глубины Космоса... Или в глубины океана, где покоится прародина атлантов. Но когда ее старшего брата похищают агенты спецслужб, ни биотехника, ни деньги, ни обученные боевики Атласа не в силах его освободить.

Шанс на спасение у Валентина появится, только если на помощь ему придут фэйри и их запретное колдовство...
Часть первая
ПОКРЫВАЛО СИЛЫ
Глава 1
ГРАНИТНЫЙ ДОГОВОР
— Недобрые вести, кровники... — начал дядя Эвальд на языке Долины, — Все вы знаете, ради чего мы в дом Филиппа Луазье съехались. На неделе этой, впервые за полвека, в Ольстере собралась Палата септов, поскольку нарушены Гранитные запреты были.

Я представлял наш септ в Палате и старался о каждом из вас добро хранить... Главам пришлось очень быстро несколько решений принять. Как вы помните, зимой я поставил подпись на новом договоре с людьми Атласа, но там и подпись обычного человека, мальчика, была.

Обычные не соблюдают Ритуалов, и формально подросток не имел права расписываться, но ситуация неординарная сложилась, и мнение его принято было...
Время показало, кровники, что правы были те из вас, кто на полном нейтралитете настаивал. Правы были те, кто настаивал даже на нарушении прежних договоров во имя спокойствия... Нас в войну и в большие проблемы вовлекли.

Палата рассмотрела преступления Филиппа и Бернара Луазье, мы сознавали, что они непредумышленно совершены. Пятьдесят две руки поднялось против восемнадцати за то, что мальчик, не прошедший Ритуал Имени, не может еще вполне за свои поступки отвечать, а отец его должен быть прощен, так как своего ребенка защищал...
Дядя Эвальд помолчал. Стало слышно, как над лампами террасы кружат насекомые. Мне показалось, что вокруг меня образовалось открытое холодное пространство, точно все родственники разом прониклись ненавистью.

Конечно, это было совсем не так: Добрые Соседи не умеют ненавидеть детей.
— Большинство глав также склонилось к тому, что проступки русских Фэйри нельзя трактовать как злокозненные преступления, поскольку наши братья и сестры несколько столетий оторваны от тепла септов были, — продолжал дядя Эвальд. — Напротив, они достаточно мужества сохранили, чтобы не скатиться в дикость и в обычных не превратиться. Они сумели собраться вместе, хотя, по нашим данным, четыре фины безвозвратно в войнах и революциях сгинули...

Они собрались вместе и поселение в саянской тайге вдали от городов создали. Там замечательные места для Фэйри, смею вас заверить, хотя слишком суровая зима. В ситуации, когда соблюсти договор с людьми Атласа понадобилось, наши кровники верно действовали.

Они собственной безопасностью во имя чести и исполнения взятых обязательств пренебрегли. Даже потеряв на сотню лет связь с Благим двором, они сохранили устные предания и честное имя сохранили...

Но нашим сибирским братьям пришлось ввязаться в вооруженную борьбу с обычными, на стороне людей Атласа, и это на них беду навлекло. Русским Фэйри предстоит из Сибири бежать и, скорее всего, из России. Этой проблемой мы и занимались.

Палата постановила, что каждый септ должен заявить, сколько беженцев сможет взять на свое обеспечение. Всего из России сто двадцать шесть человек, а возможно, и больше принять предстоит...
Дядя Эвальд слегка хлопнул в ладоши, давая возможность всем обсудить его слова. Так принято — младшие



Назад