70b9f162     

Серков Андрей - Человек, Который Изучил Всех Русских Масонов



АНДРЕЙ СЕРКОВ
Человек, который изучил всех русских масонов
Мы продолжаем знакомить наших читателей с людьми, участвующими в
Интернет-проекте Дмитрия Галковского "Самиздат" (материал о самом Д.Е.
Галковском - №5, 1999). Сейчас мы публикуем обширные фрагменты беседы Дмитрия
Галковского с другим членом "Самиздата" - историком Андреем Ивановичем
Серковым, автором книг по истории русского масонства.
- Для начала - Ваша краткая биография.
- Все мои родственники по отцовской линии были профессиональными писарями.
Мой отец был десятым человеком в семье, и все были писарями. Отец писарем не
стал, но у него была такая черта: он читал газеты и постоянно делал
всевозможные вырезки. Вероятно, это у меня на генном уровне: собирать какие-то
папочки и все систематизировать... Второе - воспитание. Я рос в начале 70-х,
когда отношение к книге было немножко другое. По субботам-воскресеньям отец
постоянно таскал меня на "книжную ярмарку" около памятника Ивану Федорову, где
происходил нелегальный книгообмен. Меняли, например, всю ЖЗЛ на Собрание
сочинений Толстого. Все общались, нужно было найти нужную книгу, нужного
человека. Так возникало уважение к книге, пока не к ее содержанию, а к книге
как таковой. Вскоре начались первые симптомы моей "болезни". Лет в 9-10 я
гостил летом у бабушки. Делать и читать было особенно нечего. Мне попался
какой-то дурацкий роман о декабристах, и я начал составлять картотеку, еще не
зная толком, что это за персонажи, где реальное лицо, где вымышленное. На
основе романа я начал систематизировать его героев. Кто только не оказался у
меня среди декабристов. Тут жизнь преподала мне первый урок: не успел я
составить картотеку, как объявили о выходе нечкинского алфавита декабристов.
До меня дошло, что люди, которые жили до меня, уже успели что-то сделать
помимо меня. Оказалось, что алфавит декабристов давным-давно составлен.
- Жестокий, но необходимый опыт...
- Да. Но эта картотечная работа с тех пор въелась в мою жизнь и стала ее
частью. Есть ученые с большой буквы, есть люди с полетом фантазии, которые
сразу начинают заниматься историософией, а я - архивная крыса, спокойный
человек с картотекой, для которого факты являются гораздо более важными, чем
их интерпретация.
- Вы поведали о начале Вашей "болезни"... Если более подробно, то - Вы
родились...
- Я родился в маленьком городке Бузулук Оренбургской области. В XVIII веке
здесь была казачья линия защиты от иноземцев. В XX - через этот город
проходила железная дорога на Ташкент... Оказались мои родители там случайно,
как все, - бежали от нашей "нормальной" действительности. Какие-то корни там
были, в основном крестьянские. Отсюда мои родственники по материнской линии.
Учился и рос я в Москве. Родители мои - врачи. Спокойная, обычная семья.
Нестандартным в ней было, пожалуй, то, что я занимался плаванием и учился в
спортивной школе. Поэтому можно сказать, что пионерско-комсомольская юность
меня миновала. Для школы подделывали справки, что "уехали на сборы", а сами
уходили в кино. Любимым кинотеатром был "Иллюзион". Брали большую киноафишу и
выискивали, куда пойти между двумя тренировками. Так что обучения в
классическом понимании этого слова не было. Если кто-то получал какие-то
знания, то лишь по собственной инициативе. У нас были такие деятели, которые
появлялись только на выпускных экзаменах в 8, 10 классах, а остальное время
числились на сборах. Короче говоря, я был лишен многих прелестей советской
жизни, мог игнорировать "учите



Назад