70b9f162     

Серегин Михаил - Вольный Стрелок 3



ПОДАРОК ДЕВУШКИ ПО ВЫЗОВУ
Михаил СЕРЕГИН
Анонс
Как говорится, дурак, совершенствуясь, становится круглым. В армию попал - это раз. Самовольно из нее бежал - это два. Случайная подружка на ночь оказалась носительницей СПИДа - три.

В его крови найдены антитела, убивающие смертельный вирус, - четыре? Именно четыре, ведь ценой его мучительной смерти захотел вылечиться богатый бизнесмен. И если бы не брат - бывший спецназовец, а ныне вольный стрелок из легендарной "Капеллы" - в морге в очередной раз включили бы свет.
Часть I
НАСЛЕДНИКИ "КАПЕЛЛЫ"
Пролог
"ТЕПЕРЬ Я МЕРТВ..."
Станислав Перевийченко, начальник службы безопасности фирмы "Аякс", и его первый заместитель Владимир Свиридов со все нарастающим раздражением слушали, как бушует их шеф, "новый русский" гражданин с истинно славянским именем Мамука Церетели.
- Э-э-э, салаг, кузькин сандаль, кессанек, клянусь, честноэ слов, мат тваю! - рычал Мамука, подпрыгивая перед своим высоченным телохранителем на коротеньких волосатых ножках и смешивая в одно неудобоваримое целое сильный грузинский акцент, русские присловья и арабскую ругань. - Сыколка раз я должен гаварить тэбе, скудоумний ищяк, щто мнэ нэ нужен твой оправданий, а нужен канкретний дэл. Сегодня какой число, а?
- Девятнадцатое июля.., но...
- Какой "но", слющь! "Но" ты будэщ гаварить, когда в кавалерию запышишься, да?
- Я же говорил тебе, что скоро все будет известно, Мамука, - чуть виновато протянул Перевийченко, переминаясь с одной ноги на другую. - Эти эскулапы, шоб их чорты зраз схопыли...
- Еще раз такой павторится, уволю ка всэм ангэлам и назначу вимэсто тебя Свирыдова.
- Да Свиридов... - нерешительно начал было Перевийченко, покосившись на Влада, но Церетели сел на диван и махнул на Стаса рукой: дескать, заткни канализационной пробкой свою "ридну мову" - и убирайтесь отсюда оба, пока я остыл.
Те не замедлили ретироваться, а преуспевающий российский бизнесмен с горячим кавказским темпераментом продолжал просмотр футбольного матча, от которого его отвлек телохранитель.
- Ох уж этот Свиридов... - машинально пробормотал он. - Неужели все, что мне про него прислали, правда?
В это время в комнату вошла девушка лет двадцати, а то и меньше, если вглядеться в едва ли не детскую припухлость красивых чувственных губ и безмятежные глаза инфузории-туфельки под чистым, незамутненным лбом. Из одежды на ней наличествовало только мокрое полотенце, под которым прорисовывались ласкающие взгляд - отнюдь не детские - формы гибкого стройного тела.
По всей видимости, девушка только что приняла душ.
- Ну шьто, генацвале, опять футбол, слющь, - сказала она, демонстративно имитируя кавказский акцент Церетели. - А кто это приходил... Стае, что ли?
- Угу, - мрачно буркнул Мамука и снова уставился на экран.
- Неужели у тебя нет более приятных и интересных занятий, чем глазеть в "ящик", где два десятка мужиков тупо пинают кожаный шарик? - сказала она и, выгнувшись, как кошка, отчего полотенце едва не соскользнуло на пол, присела рядом с ним.
- М-м-м, - сказал Церетели и коротко запыхтел, как самовар, потому что ее нежное бедро коснулось его смуглой нижней конечности, именуемой ногой, очевидно, лишь по недоразумению. - Ну шьто эта за шялав? - полушутливо-полусерьезно проговорил он - вероятно, в качестве комплимента, - и одним коротким и резким движением стащил с девушки полотенце.
То, что предстало его глазам, немедленно отодвинуло на второй план футбольный матч, тем более что любимая команда Мамуки Шалвовича пропустила гол.
Руки Церетел



Назад