70b9f162     

Серебрякова Лина - Происшествие В Рекламном Агентстве



ЛИНА СЕРЕБРЯКОВА
ПРОИСШЕСТВИЕ В РЕКЛАМНОМ АГЕНТСТВЕ
  
  
   Часть первая
  
   В кафе "Артистическое" играла легкая танцевальная музыка. После давнего пожара, залитого, можно сказать, потоками слез московской театральной богемы, помещение было восстановлено и даже приукрашено, как водится после всех московских пожаров.

Особенно уютно бывало здесь зимой, в разгар сезона, когда герои сцены и экрана приходили запросто сами и приводили знакомых и, по-птичьи мелко оглядываясь по сторонам, проверяли произведенное впечатление от собственного явления. Известность - не шутка.

Ее приходится нести, как знамя или крест, смотря по человеку... Но и сейчас, летом, на склоне дня, артистическое кафе не пустовало.

Свободные столики оставались только в середине зала, места же возле окон, оркестра, укромные уголки за выступами и колоннами были давно полны особенной, присущей лишь этому заведению, узнаваемой в лицо публикой, и на эти лица хотелось смотреть и смотреть. Известность - не шутка.
   Близился вечер. В зал то и дело входили пары и одиночки, окликали и подсаживались к знакомым, или пробирались в середину зала, чтобы занять столик для тех, кто явится позднее, но придет непременно. Здесь все были знакомы-полузнакомы друг с другом, все продолжали открытую, ни на мгновение не прерыващуюся, нервную богемную жизнь, полную скрываемого труда и показного безделья.
   Виктор Селезнев, ведущий артист труппы "Белая звезда", задумчиво смотрел на посетителей. Он сидел за столиком близ музыкантов и ждал друзей.

По-обыкновению, на него поглядывали женщины, и он привычно вел с ними сладостную молчаливую любовь взглядов, мгновенных и долгих ударов затаенных, или откровенных, шаловливых или насмешливых глаз. Темноволосый, с острой косичкой на затылке, с почти сросшимися бровями, он был одет в грубую черную рубашку и черные брюки, на шее пестрел красный платок, концы которого падали на грудь, приоткрытую до середины, до темнокудрявости, до пуговицы пристойности...
   Подойти должны были двое: Вениамин Травкин, главреж "Белой звезды", и Толик, старый друг их обоих по училищу. На последнего возлагались два ответственных поручения.
   Для нового сезона в театре ставилась современная пьеса-комедия из времен императрицы Екатерины Второй. Пьеса, разумеется, шумно-музыкальная, многолюдная, костюмная и, разумеется же, безумно дорогая для труппы полунищих актеров.

Венька, главный режисер, был также беден, но отличался везучестью, словно поплавок на воде, и ему уже случалось в последнюю минуту вывертываться из таких, казалось, гробовых обстоятельств, когда уже никто ни на что не надеялся. На это полагались и теперь.
   Роль фаворита царицы, светлейшего князя Потемкина, Виктор, ведущий актер-любовник, хотел, конечно же, взять себе. Ему казалось, что в присутствии Толика Веньке невозможно будет отказать в его великой просьбе. В этом состояла первая комиссия Толика.
   Тому мешали отношения Виктора с первой звездой театра Натальей Румянцевой. Штормовая страсть между ними, стоившая ему развода с женой, улеглась еще зимой, к облегчению обоих, тем не менее, уже не любовники, но еще не друзья, они продолжали ревниво и подозрительно следить друг за другом чуть не с супружеской нетерпимостью.

В последнее же время стали замечать сближение Натальи с Травкиным. Соперничество таилось в обоих мужчинах, как огонь в зажигалке.
   Были и другие причины. Театр! Все открыто, все больно!
   ... А во-вторых, очередь платить по счетам сегодня была за Толиком, так как на прошлой неделе



Назад