70b9f162     

Серебряков Владимир - Оборотень В Погонах



sf_fantasy sf_humor Владимир Серебряков Андрей Уланов Оборотень в погонах Действие новой книги авторов знаменитого романа `Серебро и свинец` разворачивается в мире, очень похожем на наш. Здесь тоже есть Москва, и по ее улицам бегают троллейбусы.

Вот только вместо электромоторов в них – живые тролли. Состоятельные же граждане предпочитают передвигаться на личных коврах-самолетах, отовариваться у торговцев-эльфов и бурно возмущаются засильем лиц оркской национальности.
Куда же смотрят органы? Как обычно, у них есть дела поважнее...
ru Black Jack FB Tools 2004-07-18 http://www.bomanuar.ru/ Библиотека Луки Бомануара 8D902E49-8A36-4297-946F-10FA567AE1FD 1.0 Владимир Серебряков, Андрей Уланов. Оборотень в погонах ЭКСМО М. 2003 5-699-04740-9 Владимир СЕРЕБРЯКОВ и Андрей УЛАНОВ
ОБОРОТЕНЬ В ПОГОНАХ
В тексте использован фрагмент песни “Афганская сказка”
(Ю.Зирин, слова Ю.Беленко)Пролог, или О профессиях
Всеволод Серов, четверг, 10 июня
Клиент задерживался.
Собственно, в этом не было ничего такого уж удивительного. Людям вообще свойственно опаздывать, а уж богатым и влиятельным – тем паче. Некоторые из них вообще считают это своей обязанностью.
Но все равно – когда мои часы показали, что клиент задержался уже на двадцать минут, я начал тревожиться. Точь-в-точь, как в популярном анекдоте: “Уж не случилось ли с ним чего?”
Ковер, правда, был на месте. Огромный, в дюжину локтей, “слейпнир”, яркий, словно его спряли только пять минут назад. Шикарная “тряпочка”, у которой был только один недостаток – отсутствие усиленной защиты. Недостаток, конечно, с точки зрения моего клиента.

Удивительная неосмотрительность со стороны человека, нажившего столько недоброжелателей. Будь ковер усилен, мне бы пришлось выдумывать что-нибудь похитрее.
А, наконец-то! Дверь офиса величаво распахнулась и на пороге объявилась туша моего уважаемого клиента. Господин Сумраков Глеб Никитович, почтенный чародей и купец – по совместительству, а также весьма сильный колдун и лидер организованной нечисти – по основной работе.

Он спокойно направился к ковру, ничуть не подозревая о том, что его спокойно и вдумчиво изучают в десятикратную зрительную трубу, к которой добрые немецкие гномы не забыли привинтить отличнейший штуцер.
Я дождался, пока уважаемый Глеб Никитович взгромоздит свою тушу на ковровые подушки, и плавно нажал на спуск.
В тысяче локтей от меня голова господина Сумракова внезапно взорвалась кровавыми ошметками.
Грохнуло так, что мне моментально заложило уши. Все верно, глушащее заклинание отразило звук, ушедший вперед, а, поскольку в природе ничего бесследно не пропадает, позади ствола выстрел прозвучал вдвое громче. Я сглотнул и помотал головой.

Черт, второй раз уже забываю открыть рот перед выстрелом!
Так, теперь быстро, быстро – разобрать штуцер. В разобранном состоянии он отлично помещается в футляр, в котором любой прохожий сразу опознает некий музыкальный инструмент. Правда, никогда, даже по страхом смерти, не сумеет сказать, какой именно.
Напоследок я достал из кармана небольшую “грушу” и несколько раз сжал. В воздухе повисло облачко золотистой пыли. Впрочем, к тому моменту, когда на чердаке появится наше дорогое благочиние, пыль давно уже осядет.
Отличнейшая вещь эта самая индийская пыль. В ее состав входят, если мне не изменяет мой склероз, золотой лотос, толченые кости, перец и еще много чего. Напрочь отбивает чутье как у благочинских магов, так и у служебных собак. Собаки, честно говоря, мне волнуют куда больше магов – последние, то есть, те из них, кто еще не



Назад