70b9f162     

Серебряков Владимир - Лунная Соната Для Бластера 1



Владимир Серебряков — Лунная соната для бластера
Пружина событий закручивается все туже: загадочная эпидемия, виртуальная война групарей и, наконец, подрыв лифтов — единственного транспорта, связывающего Луну с Землей и колониями... Кто стоит за всем этим и чего ждать дальше?

На эти и другие вопросы предстоит найти ответ Мише Макферсону, офицеру лунной полиции (проще говоря — пентовки). В серьезности намерений невидимого врага Мишу убеждают пара нападений в виртуальной реальности и луч бластера, по чистой случайности прошедший мимо — в обыкновенной. Но лунные пенты никогда не сдаются!
Глава 1. Мелочи быта
Фигурка вращалась у меня перед глазами, как некое экзотическое произведение искусства. Многие именно так ее бы и восприняли, но только не я. Долгое общение с Сольвейг оставило свои следы.
— Следующий, — приказал я.
«Статуэтку» сменила новая, столь же загадочная.
— Обратно, — скомандовал я нетерпеливо. — И снова вперед.
Нет. Ни грана сходства.
— Провести анализ кривизны поверхности обоих образцов и дать корреляцию, — устало бросил я, уже зная, что ни лифта у меня не получится.
На что я рассчитываю со своими потугами — ума не дам. Ведь можно догадаться, что там, где пасует организованный Службой институт, дилетанту с домашним терминалом делать нечего.
И тут звякнул инфор.
— Голосовая, — выплюнул я, и уже спокойнее добавил: — Привет, Вилли.
А кто еще мог мне звонить? Сьюды, в отличие от большинства людей, не воспринимают слов «неловко» и «неудобно».

Если время считается рабочим, то меня, с точки зрения Вилли, можно дергать, даже если я спокойно валяюсь на диване и в очередной раз пытаюсь разобраться в виртуальной коллекции своей сожительницы. Сама она и без моих подсказок знает, где какой файл хранится, а я уже полгода не могу подобрать систему каталожных критериев.
Правда, еще мне мог позвонить шеф. Тактичности в нем еще меньше, чем у сьюда — того хоть запрограммировать можно. Но это я сообразил уже потом — в ту мучительную секунду, которая потребовалась псевдоинтеллекту, чтобы ответить.
— Привет, Миша, — отозвался Вилли своим фирменным дребезжащим голоском. — Шеф придумал тебе дело.
Я с театральным стоном сел, пытаясь разглядеть знакомую обстановку комнаты сквозь козырек-экран.
— И какое же? — поинтересовался я. — Вылизывать проспект Королева?
Я готов был поклясться, что лосенок хихикнул, хотя ему вообще-то не полагалось.
— Лучше, — ответил он. — Проводить инструктаж.
— Что-что? — переспросил я, машинально приглаживая волосы.
— Проводить инструктаж беженца, — повторил сьюд. — Турист попросил разрешения на иммиграцию.
Если бы я не сидел, я бы, наверное, сел. А так я упал. Вот дела! Что у нас дальше по программе — взрыв Сверхновой?
Не спорю — находятся в метрополии люди, согласные отправиться к нам по доброй воле. Таких немного, но мы, по правде сказать, и не всех берем. Въездные квоты нам — спасибо президент-управителю — давно уже не повышали, а то нам бы уже на плечах друг у друга сидеть.
Но хотел бы я поглядеть на идиота, который вначале отвалит изрядную сумму в казну Службы, чтобы пролезть в лифт туристом, а потом порвет обратный билет и завопит: «Мама, не хочу домой!». Хотя что это я? Именно с таким идиотом мне и устроил встречу наш разлюбезный шеф, тридцать три лифтовоза ему в копчик!
— Ну почему я? — вырвалось у меня.
Вилли не распознает риторических вопросов. Надо будет, в конце концов, написать ему этот блок, а то перед ребятами стыдно — вскрышечник в штате, а у нас сьюд дефективный.
— Потому что ты сейч



Назад