70b9f162     

Серебряков Владимир - Лунная Соната Для Бластера 2



ВЛАДИМИР СЕРЕБРЯКОВ
ЗВЕЗДНЫЙ ОГОНЬ
На планете Габриэль, далекой колонии Земли, убит Бертран Бартоломью Сайкс, единственное достоинство которого — близкое родство со всесильным боссом Колониальной службы. Последствия для планеты могут быть катастрофическими — вплоть до орбитальных бомбардировок и высадки десанта карателей...

Судьба Габриэля — в руках агента Станислава Михайлова, которому за отпущенные для расследования считаные дни необходимо найти убийцу и объяснить причины случившегося. Что же на самом деле стоит за имперскими амбициями Службы? И кто заинтересован в том, чтобы причины смерти Сайкса, а вместе с ними и прочие секреты Габриэля остались нераскрытыми?
Глава 1
Говорят, первый взгляд — самый верный. С первого взгляда определяешь, выкинул тебя лифт в рай внеземной или в филиальчик совсем другого места. Этот метод я использую уже года два, и проколов не случалось.
Но тут у меня промашка вышла. Не успели раздвинуться двери кабины переноса, как в лицо мне ударило немыслимо яркое, бешеное, белое солнце. Так что первое впечатление о Габриэле мне пришлось составлять, не пользуясь зрением.
Так... легкость в теле — тяготение порядка ноль восьми или чуть больше. Воздух кондиционированный, пахнет металлом и пластмассой, а еще — озоном и пылью. И какой-то он странный. Во всяком случае, дышать им не хочется совершенно.

После первой пары вдохов я поймал себя на том, что каждый следующий дается мне со все большим трудом. Стал дышать помедленней, стиснув зубы и через нос — помогло. Что там говорит по этому поводу медицина? Избыток кислорода и недостаток углекислоты. Классика.

Или на приемной станции разлажен атмосферный генератор, или снаружи нас ждет такая же бестолковая газовая смесь.
— Бзннн!
Труба зовет. Я выпихнулся из кабины и попытался, прикрыв глаза ладонью, оглядеться.
Обычный приемный купол. Стандартный, как начальная страница новостного сайта. Тут кабина, там проход, здесь стоит здоровый лоб и проверяет документы.

Ну, бог тебе в помощь, как говорят на моей исторической родине.
Отличие от всех прочих куполов на всех прочих планетах — во всяком случае, посещенных мною — только одно. Ни в одном мире приемную лифт-станцию не делали прозрачной. В десяти шагах от меня, за полуметром модифицированного кварца, до самого горизонта раскинулась под лучами белого светила устрашающая пустыня.
Устрашающая — в том смысле, что очень пустая. На Земле таких просторов немного. Наверное, в Сахаре или Гоби можно встретить подобный пейзаж, но даже там, если всмотреться, заметны следы жизни: там птица пролетит, тут жучок проползет... Здесь — ничего.

Бурые камни, рыжий песок и белый снег... нет, не снег. Не может снег так больно колоть глаза искорками. Соляная пудра, вот что это такое!
— Документы.
Так, пока я озирал печальные равнины, жлоб в голубом мундире добрался до меня. Что ж, властям надо подчиняться. Я приложил большой палец к детектору и с глубоким удовлетворением увидел, как визор голубца высвечивает мои биоданные.
— Добро пожаловать на Габриэль, доктор. — В голосе жлоба прозвучало некоторое уважение. — Вводную лекцию вы будете слушать вместе со всеми или вас проинструктируют в Академии?
— Я бы предпочел послушать с колонистами, — вежливо ответил я. — Благодарю за предложение.
Голубец кивнул и отошел.
Разумеется, чип наврал его детектору. Нет, имя, фамилия, антигенный набор и прочее, без чего нельзя прожить человеку, — все принадлежало мне — Станиславу Михайлову, двадцати семи лет, A(II)Rh+J0 и тэ дэ. А вот профессию, научное з



Назад