70b9f162     

Серебряков И - Последний Экзамен



И. Серебряков
ПОСЛЕДНИЙ ЭКЗАМЕН
- Есть еще вопросы? - спросил - Сергей Александрович Томин.
- Разрешите? - руку подняла девушка, сидящая в первом ряду. -
Курсант Багрова. Почему зачетный срок именно 192 часа?
- Потому что дежурный запас дыхательной смеси разведчика тяжелой
экспедиции рассчитан на восемь дней. Это время принято эталонным для
всех маршрутов, в том числе и в кислородной атмосфере. Если все
запланированные препятствия вы преодолеете на "отлично", а купола
станции достигнете хотя бы на десять минут позже, то по легенде вы
погибли, и экзамен придется пересдавать.
- А если расстояние то же, а запас смеси у меня всего на шесть
дней? Поврежден, к примеру, один из газообразователей?
По залу прокатился легкий шумок. Многие курсанты заулыбались.
- Я прошу вас, - серьезно ответил преподаватель, - никогда не
попадайте в подобную ситуацию на Тиное или на Гее.
- Значит, выжить нельзя?
- Я выжил, - сказал Томин и посмотрел куда-то в сторону. - Успели
спасатели.
- У меня вопрос. Курсант Лайт. Те, кому достанутся маршруты в
кислородной среде, получат преимущества перед остальными?
- Нет. Сложность всех заданий абсолютно одинакова. В объективности
ЭВМ, думаю, нет причин сомневаться. Субъективизм присущ человеческой
психике, поэтому мы и используем компьютерную жеребьевку.
- Рекорд прохождения прежний? - спросили из зала.
Последний рекорд принадлежал искателю Рамилю Нахметову, пять лет
назад окончившему Институт космических исследований и спустя три года
погибшему на Тиное. Его портрет в Зале вечной памяти Музея
космонавтики видел каждый курсант. Сдавая экзамен Томину, Рамиль
справился с заданием за 144 часа. Такого результата не добивался еще
никто. Впоследствии Томин много раз просматривал видеозапись движения
Нахметова к станции, пытаясь выяснить, в чем причина небывалого успеха
курсанта. И, кажется, понял. Все неизвестное, спорное, пусть только
потенциально опасное Нахметов уничтожал. Уничтожал мгновенно. Он
безостановочно двигался к финишу, выполняя одно-единственное
конкретное задание - выжить, демонстрируя при этом виртуозное владение
оружием, поразительную реакцию и выносливость.
- Да. Рекорд прежний, - сказал Томим. - Пока прежний.
- Рубка управления! Доклад системы наблюдений. Четыре центра
слежения: готовность полная.
- Рубка управления! Доклад службы роботехники: готовность полная.
- Рубка управления! Дежурные системы безопасности полигона:
готовность полная.
- Рубка управления!..
Томин стоял, прислонившись к кондиционеру, и слушал, как член
экзаменационной комиссии Михаил Рублев принимает доклады о готовности.
По пульту дежурного оператора привычно бежали разноцветные огни,
специалисты очередной смены тихо переговаривались, занимали свои места
перед приборами.
А сверху гремело:
- Рубка управления! Доклад орбитальных лабораторий: готовность
полная.
- Рубка управления! Биологический центр готовность полная. Михаил
Николаевич, мне с утра обещают прислать программиста. Узнайте,
пожалуйста.
- Рубка управления! Дежурный стартовых площадок; все группы
готовы.
Рублев положил руки на клавиши пульта.
- Всем - внимание! Аппаратуру в боевой режим. До старта - минута.
Он повернулся к Томину:
- Хочешь что-нибудь сказать? Сергей Александрович отрицательно
покачал головой:
- Нет, Миша. Я, пожалуй, лучше пойду отдохну. Самое время -
безопасный первый этап.
Он взял висевшую на кресле куртку и спустился к себе в каюту.
Рублев посмотрел Томину вслед, тяжело вздохнул и повернулся к
э



Назад