70b9f162     

Сердюк Андрей - Вложения Второго Порядка



АНДРЕЙ СЕРДЮК
ВЛОЖЕНИЯ ВТОРОГО ПОРЯДКА
Анонс
Текст, который от уничтожения спас философ Александр Кончеев. А в
общем-то, - интеллектуальный боевичок для чтения в метро через плечо
соседа.
интеллектуально
облегчённый
текст
для
факультативного
чтения
Использование в тексте всех известных букв официального русского алфавита
осуществлено концептуально.
Все совпадения значений слов с их общепринятыми смыслами случайны.
Отказ автора от копирайта мотивирован его глубоким убеждением в том, что
кто-то до него уже складывал слова в таком порядке.
Не умничай!
Мак Сеннет.
1.
Вы не поверите, но до этого был апрель.
2.
И действительно, всё это произошло в конце мая, хотя теперь, по прошествии
времени, не представляется возможным установить, - приключилось ли это всё тогда
на самом деле...
3.
Если одним словом, то - обида.
И широким плакатным пером, обмакнув его небрежно в чёрную густую тушь, из
угла верхнего левого в нижний правый угол, а затем, так же размашисто, - из
левого нижнего в правый верхний.
Вот так вот. И на листе бумаги формата А-четыре. И на собственной жизни. И...
да на всём!
Обида, одним словом.
Зотов лежал на верхней полке двухместного купе в позе кунсткамерного
эмбриона. Пропахший корейской лапшёй поезд волок его по бескрайним просторам
родины из ниоткуда в никуда. Из дали в даль вдоль электрических крестов...
Вдох.
Тупо наблюдая за маятниковой амплитудой алюминиевой вешалки, покачивающейся с
мерзким дребезжанием в такт ламбадоподобному движению поезда, Зотов прибывал в
гипнотической дрёме.
Выдох.
Вдох.
Мозг настырно запускал сознание на очередной адский круг поиска ненужного
ответа на праздный вопрос: отчего со мной так поступили? - и принципиально не
желал засыпать.
Выдох.
Вдох.
Выдох.
Обида набухала.
Обида на Мироздание, которое почему-то не рухнуло после всего произошедшего.
Казалось, что равнодушное Слово вообще ничего не заметило. А что, собственно,
для него, Безграничного, какой-то Дима Зотов? Неудачник, везущий свои обломы и
провалы с востока на запад. И только? И только.
Несомненно, если у Вседержащего есть продуманный план великих свершений, то в
графу "Зотов" жирно вписано дьявольски аккуратным почерком дежурного ангела -
"выбыл".
И... Да что там говорить!
Будучи уже большим - тридцатичетырёхлетним - мальчиком, он прекрасно понимал,
что из жизненной передряги, вывернувшей его на изнанку, не так уж и много
выходов. Пожалуй, два.
Два выхода.
И два пути. Онтологических. Он-то-ло?... Ага, - мировоззренческих. Ну, в
смысле, парадигмообразующих.
Обозлиться на этот гнусный нехороший мир, посчитав его несовершенство за
причину всех своих бед, и тут же, с ходу, обратить обиду в ненависть -
стенобитную машину, способную сокрушить всё живое и неживое; до пены обозлиться,
и сгинуть в битве роковой, испив сполна сладостный разрушительный кураж! Это,
выходит, - первый путь.
А можно трусливо обвинить во всём себя, раскормить обиду - зубастого зверька,
сидящего внутри, - в крысу огромного размера, и дать ей на съедение ту нежную
субстанцию, которую непуганые апологеты Веры кличут душой. Сровнять себя. Лечь
под каток. Стать нулём. И это, загибаем, - путь второй.
Раз. Два.
Раз-два. Два пути.
И оба - два ведут в тупик.
Н-да...
Зотов, хотя и понимал умом, к какому саморазрушительному финалу такие
размышленья могут привести, и как серьёзно может навредить его психике
небрежение одним из полезнейших советов практического дзена - "живи, не
оглядываясь", увы, не мог ос



Назад