70b9f162     

Сергеев-Ценский Сергей - У Края Воронки



Сергей Николаевич Сергеев-Ценский
У края воронки
Рассказ
I
Это было в начале войны, в июле, когда немецкие войска вторглись в
пределы Украины, наполняя ревом несчетных самолетов и танков небо и землю.
Заняв утром очищенное ночью нашим отрядом село Вербки, командир одного
из пехотных немецких полков, барон Гебзаттель, получил от своего высшего
начальства три часа на отдых и завтракал с несколькими из своих офицеров в
хате сельсовета.
Это был длинный и с вытянутым лошадиным лицом человек, державшийся
важно и говоривший наставительно, но в то же время возбужденный и успехом
своего полка и вином, которого было достаточно на столе.
- С сегодняшнего дня, господа, мы уже не в Западной, а в Восточной
Украине, то есть давно уже советской, - говорил он, - однако нам очень
хорошо известно, как украинцы настроены против русских... В восемнадцатом
году они ведь вполне были уверены, что получат полную независимость, а
получили от русских большевиков советы! Вы, разумеется, знаете, что они не
примирились с этим, а я скажу больше: они ждут нас, как своих избавителей.
Они помнят, как мы дали им гетмана Скоропадского в восемнадцатом году, как
мы поддерживали их Петлюру... А я, я лично, должен вам сказать, знаком был с
вопросом о свободной Украине еще с пятнадцатого года, когда был лейтенантом,
и никто другой, как мой дядя, генерал от кавалерии в отставке, был тогда
председателем немецко-украинского общества... Еще бы, да я отлично помню,
как торжественно открывалось это общество и как оно называлось даже...
Признаться, несколько длинно, но... вразумительно, а именно: "Союз
германских ревнителей украинских освободительных стремлений". Да-да, -
пытаясь улыбнуться, показал барон желтый оскал крупных зубов, - мы уже тогда
были заняты теми самыми вопросами, которые решаем так блестяще теперь
благодаря нашему фюреру!
- Хайль Гитлер! - хором отозвались на это офицеры, чокаясь с ним и друг
с другом, а барон Гебзаттель продолжал:
- Я присутствовал на открытии общества. Это было не где-нибудь в
частном доме, а в зале ландтага и при очень большом стечении публики.
Открывал собрание мой дядя собственной речью. На мой современный взгляд, он
много говорил лишнего - можно было бы короче и энергичней, - но тогда шла
ведь еще война и положение было не вполне определенным... Конечно, и
украинская история упоминалась, и литература, и искусство, и прочие скучные
вещи, - без этого тогда было нельзя, - наконец, дошел он до экономики
Украины, что было гораздо существенней, а главное, говорил о том, что
совершенно необходимо нам, германцам, восстановить ее государственную
самостоятельность. "Восстановить" - это, конечно, говорилось для приличия,
только по требованию момента... После моего дяди с обстоятельным докладом
выступил австрияк, доктор Левицкий, - кажется, не ошибаюсь... Помню такую
фразу из его речи: "Украина - экономический хребет России!.." Еще бы не
хребет! Криворожская руда, донецкий уголь, пшеница, породистый скот из
немецких колоний... Еще бы не экономический хребет!.. Потом показывались
световые картинки: города, села, виды и типы Украины, - это произвело
впечатление на публику. Не обошлось, разумеется, в докладе и без кружев и
прочего рукоделия, это уж специально для дам: вот, дескать, какие у вас
будут искусные работницы!.. Через два-три года мы имели возможность
убедиться в том, что это за богатая страна, когда ее завоевали. Тогда нам не
удалось удержаться в ней, - что делать, зато теперь... теперь мы остане



Назад