70b9f162     

Сергеев-Ценский Сергей - Погост



Сергей Николаевич Сергеев-Ценский
Погост
Стихотворение в прозе
Они собирались сюда впятером: три учительницы и два учителя.
Один из учителей был худой и высокий, другой - худой и низенький, а
учительницы все три называли друг друга "милочкой" и навсегда потеряли
надежду выйти замуж.
Перед тем как прийти сюда, каждый задавал себе вопрос: куда бы пойти
порассеяться? - и решал, что нужно идти на погост.
На погосте стояли скамейки, а из-за деревьев белела колокольня церкви,
колокольня несуразно длинная и тонкая.
Около церкви торчали в разных позах кресты могил; были самоуверенно
осанистые кресты знати; были и сиротливо согнувшиеся деревянные кресты
плебеев.
На первых чернели и золотели длинные и трогательные надписи, вроде
такой: "Все говорят, что труд полезен, но вот под этим крестом покоится тело
человека, которого труд для пользы службы уложил в раннюю могилу. Коллежский
секретарь Алексей Евдокимович Попов. Жития его было 64 года 5 месяцев 11
дней".
На плебейских крестах надписи были краткие: "Тело раба божия
Агафоника..." Остальное оказывалось стертым жадной рукой времени.
Площадка перед церковью была замощена камнем, и по этой площадке они
гуляли, когда было грязно. Если же было сухо, то уходили и дальше, в глубь
кладбища, где тянулись аллеи из берез, осин и елок.
Но больше всего они любили сидеть на одной из длинных скамеек,
окружающих площадку.
Там они смотрели на огромную колокольню, для чего нужно было круто
изгибать голову, смотрели на темные массы деревьев, смотрели на торчавшие
кругом кресты - и молчали.
Говорить им было решительно не о чем. Шестнадцать лет они жили в
Никольском посаде, шестнадцать лет изо дня в день сходились по вечерам на
погост, и в первые годы, когда были задорны и юны, спорили до хрипоты и
злились на обывательскую тупость, - теперь остыли и сходились только
помолчать.
Сходились по привычке, во всякую погоду, издалека, две учительницы даже
с выселок посада - одна с Николы-на-кадке, другая с Николы-на-топоре.
Сходились, здоровались, отдувались от усталости, усаживались на скамейку и
молчали.
Приходили они часам к семи вечера, выслушивали, как часы на колокольне
вызванивали короткие мелодии пятнадцать, тридцать, сорок пять минут, потом
гулко отбивали число часов; и когда било девять, все подымались и
расходились.
Короткие четвертные мелодии колокольных часов одному учителю казались
похожими на "Ночи безумные", а одной учительнице на вальс "Ожидание", и в
первые годы они горячо доказывали каждый свою правоту, - теперь уже только
оставались при своем мнении.
- "Ночи безумные"! - с чувством говорил учитель, заслышав мелодию
часов.
- Вальс "Ожидание"! - мечтательно отражала учительница.
Иногда они делились курьезами из своей педагогической службы.
- Понимаете, какой находчивый мальчуганец у меня нашелся, - говорил,
например, высокий учитель. - Объясняю, что чем выше, тем холоднее, а он и
задает вопрос: "Как же души в небо улетают? Ведь они верст пять пролетят и
застынут".
- А у меня сегодня одна взрослая девочка написала "орехметика", -
жаловалась учительница. - И хоть бы написала уже через "ъ", не так бы
досадно было, дескать от слова "opъx" произвела, а то "е" влепила.
Прежде, в первые годы службы, они ядовито критиковали обывателей.
- Подумаешь, какое остроумие Никольского посада! Зашла к Лабзину,
усаживают чай пить. Я отказываюсь, а Лабзин-старик говорит мне: "Что это вы,
барышня, отчаиваетесь? Вы не отчаивайтесь, - отчаяние - грех".
- Со мной тоже б



Назад