70b9f162     

Сергеев-Ценский Сергей - Ленин В Августе 1914 Года (Преображение России - 12)



Сергей Николаевич Сергеев-Ценский
Преображение России
Эпопея
Ленин в августе 1914 года
Этюд
1
Мировая война застала Ленина в Поронине.
Поронин была уютная, утопавшая в садах, но захудалая деревня в красивой
местности, в предгорьях Карпат. Ленин с Надеждой Константиновной Крупской в
первый раз поселились тут еще года за два до войны. Недалеко был Краков, из
которого они вновь приехали сюда в начале лета 1914 года.
От Поронина было довольно близко и до русской границы.
Что великий мастер революции в России Владимир Ленин живет в Галиции,
под Краковом, - это, конечно, было известно австрийским властям; что он,
поселившись в Австрии, очень интересовался забастовочным движением в России,
- это не могло не быть известным тем же властям; Ленин был русским, и так
как приказано было считать подозрительным по шпионажу всех вообще русских,
даже приехавших лечиться на прославленные австрийские курорты, то в числе
этих подозрительных не мог не попасть на глаза поронинского жандарма и
Ленин.
Вдруг стукнуло в голову деревенского блюстителя порядка, фамилия
которого была Матыщук: этот русский эмигрант часто уходит в горы и бродит
где-то там иногда совершенно один. Зачем? Что он там делает? Может быть,
снимает планы местности, что, конечно, очень важное преступление теперь,
когда начались военные действия против русских... Кроме того, он, Ленин, как
уже сообщали вахмистру, очень интересовался жизнью австрийских рабочих на
больших предприятиях, расспрашивал и даже записывал что-то, а какое может
быть дело русскому эмигранту до австрийских рабочих?..
От начальства не приходило еще, правда, бумаги о том, чтобы произвести
у него обыск, но казалось несомненным, что если он, жандармский вахмистр
деревни Поронин, этого обыска не произведет в таксе время по долгу своей
службы, то ему грозит ответственность. И вот, взяв, как было положено по
закону, понятым одного из крестьян деревни, жандарм появился в доме, который
занимал Владимир Ильич.
Это был простой, не очень старый, основательно прочной постройки
крестьянский дом в шесть окон на улицу и с довольно удобным для работы
мезонином.
Все было бедно в обстановке жизни того, чья идея преображения России
была так безмерно богата. Жандарм чувствовал себя явно не совсем ловко,
когда заявил, взойдя на крыльцо дома, что в силу военного положения он
вынужден выяснить личность и характер занятий квартиранта Терезы Скупень.
Хозяйка дома Тереза Скупень имела очень встревоженный вид; понятой,
сняв соломенный бриль, держал его в вытянутой "по шву" правой руке, глядел
старыми глазами скорее сочувственно, чем враждебно, и всем своим напряженным
видом как бы стремился дать понять почтенному русскому ученому человеку и
его жене, что он попал к ним на обыск не по своей воле, что он не мог
отказаться, когда вахмистр приказал ему быть понятым.
Солнце уже коснулось горы, за которую садилось, и не успела еще как
следует улечься пыль от только что прошедшего по улице с пастбища стада. В
общем, было еще светло, когда начался обыск. И Владимиру Ильичу и Надежде
Константиновне так знакомо было это там, у себя в России, и таким
неожиданным показалось здесь, что у них не нашлось даже в первый момент и
слов для протеста. Они только переглянулись, стараясь припомнить, что такое
может быть найдено у них этим усатым, плотным, немолодым уже блюстителем
порядка.
А блюститель, заглянув на полку в сенях, снял оттуда жестяную банку с
клеем, сделал торжественно-строгое лицо и сказал понятому:



Назад