70b9f162     

Сергеев-Ценский Сергей - Блистательная Жизнь



Сергей Николаевич Сергеев-Ценский
Блистательная жизнь
Рассказ
I
До четырех лет он совсем почему-то не говорил, и первое слово, которое
он твердо усвоил и вполне правильно произнес, так же как твердо говорили его
отец и мать, содержатели маленькой пивной, было: "Откубрить". Можно было
думать, судя по такому началу, что из него выйдет горький пьяница, но нет,
не пьяница, а совсем напротив, вышел из него трезвейший и рассудительный
человек.
Даже и женился он, имея тридцать два года от роду, только тогда, когда
очень дешево, по случаю, приобрел небольшой домик на окраине города: иначе
куда же было ввести жену как хозяйку? Говорили, что, кроме домашней рухляди,
он и приданого за нею никакого не взял, и этому можно было поверить.
Служба у него была хотя и в частной страховой конторе, но прочная, и
казалось бы, причин для беспокойства не появлялось, однако странный человек
этот всегда имел необычайно озабоченный вид и не улыбался: может быть, не
умел делать этого и в детстве.
Люди, совершенно не способные улыбаться, производят разное впечатление.
Их называют или строгими, или глубокомысленными, или угнетенными большим
горем. Иногда их уважают, иногда их побаиваются, иногда им сочувствуют до
того, что, глядя на них, перестают улыбаться сами.
Но когда проходил по улице безулыбочный Гуржин Мирон Мироныч, все,
знавшие его, снисходительно улыбались ему вслед. Между тем по виду он был
вполне приличен, ростом не низок и не слишком высок, лицом не уродлив,
костюмом приятен. Если узнавал, какой галстук считается самым модным,
непременно покупал именно такой, а старый укладывал в стол, где лежало
порядочно других галстуков на всякий случай: мода переменчива, и, кто знает,
может быть, какой-нибудь из этих отверженцев войдет снова в моду, - тогда
незачем будет тратиться на покупку: разыскать его у себя в столе, надеть и
носить.
Походка его была нетороплива, хотя сам по себе он был отнюдь не тяжел:
просто торопиться было не в его натуре: к чему? и куда именно? и зачем?
Кроме того, он был подозрителен и очень осторожен.
Это последнее, может быть, появилось в нем оттого, что он служил в
страховом агентстве, куда приходит кто-нибудь, как будто с виду и
положительный, застраховать дом, а через какие-нибудь три-четыре месяца дом
его вдруг сгорел. Заподозрить злой умысел трудно, однако не заподозрить еще
труднее.
- Что же это вы, так-таки и погорели?.. И отчего же это? - не улыбаясь,
спрашивал клиента Мирон Мироныч.
- Что будешь делать, когда огонь такой горячий? - весело отвечал клиент
и улыбался.
Не принять страховку нельзя, и поручиться за то, что клиент надежный,
тоже нельзя, и доказать, что поджог, - поди докажи, - а страховому обществу
явный убыток.
Может быть, именно такая служба, где приличные с виду люди иногда вдруг
обнаруживали себя как жулики, повлияла на Мирона Мироныча в сторону
подозрительных взглядов и нерешительных слов, но он сложился именно таким к
зрелым годам своей жизни.
Много ли тридцать пять лет, когда люди доживают и до ста? Но вот именно
в этом возрасте, как-то летом, когда, как известно, всюду в домах идут
ремонты, он особенно удивил свою жену, сказавши тихо и несколько грустно:
- Предполагаю я, что надо уширить наш коридорчик так еще на пол-аршина.
- Ка-ак это так у-ши-рить?
Жена его Феона Петровна была ниже его и толще и, подняв на него мутные
маленькие глазки, старалась понять ход его мыслей.
- Уширить по соображениям такого свойства, - начал объяснять он. -
Например, умираю



Назад